воскресенье, 8 марта 2015 г.

PОССИЯ – СТРАНА ПОБЕДИВШЕГО ЛАТЕНТНОГО ГОМОСЕКСУАЛИЗМА

Помню, когда-то давно я смотрел по телевизору интервью с каким-то пожилым мужчиной. То ли он был разведчиком, то ли каким-то там представителем – не важно. Суть в том, что он побывал по долгу службы в более чем ста странах, и в большинстве из них прожил довольно длительное время. И когда корреспондент спросил мужчину, в какой из стран мира он чувствовал себя наименее комфортно, где ему жилось хуже всего – тот, недолго думая, ответил: «У нас, в России». Нет, жизнь в России не понравилась ему не в плане бытовых условий, и не из-за отсутствия каких-либо политических свобод. Интервьюируемый сказал, что есть страны гораздо более бедные и гораздо менее свободные, чем наша. Но такого, как среди россиян, агрессивного и неуважительного отношения друг к другу он не наблюдал больше ни в одной стране мира.

И тогда я задумался – а почему так? В чем причина нашей такой тотальной нелюбви друг к другу? И пришел к умозаключению, которое многим, наверное, покажется надуманным или даже просто глупым. Но не спешите с выводами!

Любой адекватный психолог или психиатр (даже старой, советской «закваски») скажет вам, что проявления необъяснимой, немотивированной агрессии – это в большинстве случаев верный признак сексуальной неудовлетворенности. А что такое сексуальная неудовлетворенность? Грубо говоря, это когда человек хочет, но по каким-либо причинам не может.
Представьте себе, что некоего гражданина посадили в клетку, и морят его голодом. И не просто морят, но и периодически проносят у него перед носом красивые, вкусно пахнущие блюда. Естественно, рано или поздно такой человек озвереет, начнет кидаться на всех подряд, а если вырвется из клетки – может даже и убить кого-нибудь из-за куска хлеба.
То же самое происходит и с людьми, которые регулярно видят перед собой «вкусные» объекты своего тайного сексуального вожделения, однако не могут их заполучить.
Но спрашивается: почему же, собственно, не могут?
Иногда состояние сексуальной неудовлетворенности возникает в силу объективных причин - например, если человек оказывается на необитаемом острове или в какой-нибудь глухой отдаленной деревне, где живут одни только пенсионеры. Но ведь подавляющее большинство людей вполне могут найти себе партнера или партнершу в каком-нибудь более-менее населенном пункте! И такой ситуации, как, например, в Китае - где мужчин гораздо больше, чем женщин - у нас не наблюдается. Наоборот, у нас меньше мужчин...
Так в чем же тогда дело? А дело как раз в них, в мужчинах. Вернее, в основном в мужчинах (т.к. женщины тоже "голодают" и проявляют агрессию, но в целом менее опасны). Проблема заключается в том, что найти желаемого полового партнера большинству российских мужчин мешает как раз та самая «клетка» - «клетка» из комплексов, страхов и предрассудков. Понятно, что по поводу секса с женщинами у нас почти никто никаких комплексов не испытывает – в том смысле, что разнополый секс в России никогда особенно не осуждался. Так что препятствий для удовлетворения мужских потребностей в нашей стране вроде бы никаких нет. И агрессивностью, вызванной сексуальной неудовлетворенностью, по идее должны страдать лишь немногие. Но страдают-то многие! И в чем же причина?

Ответ напрашивается сам собой: мужская агрессивность вызвана не просто сексуальной, а ГОМОсексуальной неудовлетворенностью. Российские мужчины имеют все возможности для того, чтобы заниматься сексом с женщинами, но на самом деле, в глубине души, хочется-то им не только этого! А нормально удовлетворять свои гомосексуальные наклонности они, по понятным причинам, не могут – отсюда и агрессивность. Вот и бьют россияне друг друга, унижают, убивают, режут, насилуют…
По мнению специалистов, такое поведение типично для так называемых латентных гомосексуалистов (латентными гомосексуалистами или латентными бисексуалами, гомофобами называют людей, которые подсознательно тянутся к лицам своего пола, но стесняются самим себе в этом признаться). Предвижу возмущенную реакцию некоторых читателей: мол, что же это получается, половина мужчин значит голубые, а вторая половина – латентные?! Чушь, бред, дебилизм! Таким возмущённым я бы ответил известной поговоркой: «Правда глаза колет». А для более адекватных поясню: в обществах, где гомосексуализм долгое время не осуждался (например, в Древнем Риме, Древней Греции, в средневековой Японии) практически все были бисексуалами. А это значит, что гомосексуальность, бисексуальность изначально заложены в природе человека. И никакая «голубая пропаганда» или контрпропаганда повлиять на это никак не может. Пропаганда гомофобии может только загнать человеческую гомосексуальность «в подполье». То есть гомосексуальное влечение у людей в результате такой пропаганды никуда не исчезает, оно просто «прячется» в глубины подсознания. Исчезает только культура гомосексуальных отношений – что и произошло, кстати говоря, в России.
А когда исчезает культура – гомосексуальные отношения приобретают извращенные, насильственные формы. Если дело и не доходит до прямого гомосексуального насилия – латентные гомосексуалисты получают наслаждение от совершаемых ими садистских действий, с удовольствием, физически и морально унижая друг друга. И не только друг друга, такие люди могут отыгрываться на ком угодно, лишь бы выплеснуть свою сексуальную агрессию. И «выплески» эти приобретают у нас самые разные формы – от банального бытового хамства до кровавых преступлений.
Хотя, конечно, среди латентных гомосексуалистов - так же как и среди геев, бисексуалов, натуралов - встречаются вполне вменяемые, адекватные и порядочные люди. Вот только эти люди, к сожалению, как-то "меркнут" на фоне многочисленной армии буйных гомофобов...

Разумеется, всё это происходит не только в России, но и во многих других странах. Однако в государствах Европы, например, гомосексуализм осуждался в основном только в прошлом - в наши дни гомосексуальные отношения там чуть ли не приветствуются. То же самое происходит и в других цивилизованных странах. В результате уровень бытовой культуры там заметно выше, а насильственных преступлений – меньше (т.к. сексуальная агрессия не накапливается; и потом - зачем кого-то насиловать, если можно спокойно пойти в гей-клуб, снять проститутку или даже вступить в однополый брак?). Да и вообще, как говорилось когда-то в одной юмористической миниатюре – «Они там, на Западе, конечно загнивают… но загнивают как-то всё больше в сторону расцвета». То же самое можно сказать, к примеру, и о некоторых странах Юго-Восточной Азии – несмотря на нищету и нестабильную политическую ситуацию, люди там относятся друг к другу довольно благожелательно. Причина тому всё та же: отсутствие жестких запретов на гомосексуальные, да и вообще на любые сексуальные связи.

В России же, если мы беремся кого-то травить – то делаем это с большим чувством, рьяно, самозабвенно. Травим всех без исключения, везде и всегда, как говорится, до потери пульса. И в результате получаем ситуацию куда более страшную, чем даже в некоторых других гомофобских государствах.
Вся наша жизнь, наш язык, бытовая культура пропитаны гомофобскими словечками, выражениями, ритуалами, понятиями, в основе которых - ненависть, страх и, как выражаются некоторые психологи, нравственное помешательство.
Наша речь, особенно матерная, изобилует так называемыми оговорками по Фрейду - иными словами, мы нередко невольно высказываем вслух то, что пытаемся скрыть даже от самих себя. Матерная брань латентных гомосексуалистов настолько прочно вошла в наш язык, что мы даже не задумываемся над истинным смыслом выражений типа «Ё… в рот», «Е… я его хотел» и т.п. – полагая, что такие фразы попросту не несут прямой смысловой нагрузки. Однако на самом деле это и есть те самые оговорки. Их употребляют как раз в основном гомофобы, которые боятся даже фантазировать на гомосексуальные темы. Но их скрытая гомосексуальная энергия требует выхода, и невольно вырывается наружу в виде таких вот матерных словосочетаний. В случаях, когда латентные гомосексуалисты по тем или иным причинам не могут себе позволить материться, их оговорки звучат только еще более наглядно и откровенно, например: «Да я вас сейчас… приглашу просто на тур вальса!» (то есть – поступлю с вами, как с женщиной), «Я вас сейчас выпорю, боюсь только, что вам это доставит удовольствие!» (налицо скрытые садистские гомосексуальные наклонности, ключевые слова – «выпорю», «боюсь» и «удовольствие»), или – «Я бы этих геев на кол посадил бы, и чтоб они подольше помучились!» (налицо гомосексуальные некросадистские наклонности) и т.д. Таким образом гомофобы, пусть и неосознанно, и только на словах, но всё же частично удовлетворяют свои гомосексуальные желания.
А некоторые латентные как бы даже и не оговариваются - они практически напрямую заявляют о своём страстном желании совершать гомосексуальные изнасилования (к примеру - "Да я тебя щас в...бу!", или "В...ть мне его, что ли?"). Но если намекнуть таким "героям" о том, что они по сути являются голубыми, то 99% из них наверняка сочтут, что их смертельно оскорбили, и незамедлительно полезут в драку.

Вообще, как об этом уже было сказано вначале, очень многие гомофобы не ограничиваются только лишь словами, а переходят от слов к делу, т.е. удовлетворяют своё латентное гомосексуальное влечение, совершая акты садизма. Тут я, наверно, должен оговориться: в сознании многих обывателей садизм ассоциируется в основном с плётками и наручниками из секс-шопа. Я же подразумеваю под садизмом в первую очередь не это, а любое необоснованное психическое или физическое насилие, издевательства. Так некоторые молодые, и не очень молодые латентные гомосексуалисты получают глубокое моральное, сходное с сексуальным удовлетворение, унижая своих сверстников, соседей или – не важно – случайных прохожих… Моральные унижения они сочетают с физическими, и это только усиливает получаемое ими от страданий жертвы наслаждение. А многие родители предпочитают более безопасные для себя способы получения садистского удовольствия – они порют и унижают собственных детей. В результате чего многие из этих самых детей, вырастая, сами становятся садистами, и истязают уже своих отпрысков…
И ведь всё это только «цветочки»! Сколько латентных гомосексуалистов стремятся руководить детскими или мужскими коллективами, чтобы «отрываться по полной», издеваясь над беззащитными подчиненными! А сколько придумано «понятий», согласно которым можно и нужно насиловать кого угодно – причём за совершенно безобидные, с общепринятой точки зрения, поступки!
Некоторые гомофобы идут еще дальше – они объявляют себя «санитарами общества» и начинают «очищать популяцию от извращенцев», садистски избивая, убивая и насилуя всех «непохожих на натуралов» мужчин, юношей и мальчиков. По данным МВД, в России практически постоянно единовременно орудуют как минимум двести маньяков (то есть одних ловят, другие появляются, но общее количество таких преступников, судя по всему, не уменьшается). Наверное, не все из них - обязательно латентные гомосексуалисты. Но с точностью сказать об этом, по-видимому, никто не может.

Справедливости ради стоит отметить: далеко не все проявления мужской агрессивности можно автоматически списывать на латентную гомосексуальность. Иногда некоторые, особенно молодые люди дерутся, подчиняясь тем или иным животным инстинктам – например, отстаивая свою территорию (двор, сквер и т.д.). Нередко мужчины дерутся из-за женщин. Но лично я уверен: любой проявляющий немотивированную агрессию человек – это, с вероятностью до 90%, латентный гомосексуалист.

Короче, приходится признать, что Россия – это, к сожалению, страна победившего латентного гомосексуализма. Гомофобы везде: они устанавливают свои правила во дворах и на улицах, в школах и институтах, в СМИ и силовых структурах, в бизнесе и политике… Поэтому и жизнь в нашей стране такая… такая, как говорил тот пожилой мужчина по телевизору.

И что же, спросите вы, я предлагаю делать в данной ситуации? Ну, начнём с того, что я не питаю особых иллюзий и понимаю, что мои предложения вряд ли изменят ситуацию с гомофобией в целом. Ведь распространение гомофобских настроений выгодно прежде всего властям всех уровней - пока простые граждане будут заниматься поисками «врагов народа» (не важно - голубых, черных или зеленых) чиновники могут не опасаться народных протестов и революций. Но разжигание любой вражды рано или поздно выходит боком тем, кто её разжигал – и не думать об этом, по меньшей мере, просто недальновидно. Поэтому я бы предложил власть имущим и всем остальным начать постепенно просвещать людей, осторожно пропагандировать терпимое, равнодушное отношение к секс-меньшинствам. Это умерит пыл наиболее ярых и опасных гомофобов, так как травлю геев они невольно, подсознательно воспринимают и как наезд на них же самих (отсюда – агрессивная защитная реакция). Только пропагандировать надо именно терпимое отношение, а не сам однополый секс. Потому что в результате бездумной пропаганды гомосексуализма у некоторых гомофобов может попросту окончательно сорвать крышу, и они ринутся насиловать всех подряд, «раз теперь можно». Напомню, ведь культура гомосексуальных отношений в среде латентных практически полностью отсутствует…

Ну и, поскольку официальные СМИ всячески обходят данную тему стороной – я предлагаю распространять эту, и другие подобные статьи через интернет – причем лучше через обычные, общегородские, нетематические сайты. Эффект от этого, конечно, будет не такой, как от газет или телевидения, но всё же…

Надо же хоть что-то делать!